Робинзонада

Денис Каплунов предлагает всем желающим принять участие в конкурсе Робинзон. Призовой фонд привлекателен — 500$.

Вот по такой интересной ссылочке сегодня меня послали друзья-соратники копирайтеры. Пошла полюбопытствовать, что за конкурс новый, и не удержалась. Идея родилась мгновенно, перечитала уже опубликованные работы конкурсантов, чтоб никого ненароком не сплагиатить, и убедившись, что моя голова еще не разучилась варить гениальные мысли, предлагаю вашему вниманию мою конкурсную работу.

Робинзон Пузо

Самолет хрипло кашлянул, дернулся в предсмертной судороге и отдал концы. Ощущение дежавю не проходило. Очередной фильм. Сейчас мы выберемся из-под обломков самолета, построим палаточный городок, Джекоб покажет нам, где найти питьевую воду, и серия за серией, следуя сценарию, мы, оставшиеся в живых, будем пытаться покинуть чудо-остров.

Но среди разбросанных чемоданов я так и не нашла никого из пассажиров. Ни живых, ни мертвых. Куда они все делись? Мистика… И мужа тоже не было рядом, хотя в последнее время он боится оставлять меня одну, следит, гад, чтобы я глупостей каких-нибудь не наделала. Разве он может понять, что времени у меня в обрез, а столько дел еще нужно сделать: зимние вещи в шкаф убрать, летние достать, кровать сдвинуть к стене, тумбочку из коридора занести.

А теперь, как на зло, никто над душой не стоит, так делать нечего. Походила я по берегу, устала. Села. Спина болела немного. Прилегла. Но заснуть так и не получилось. Я расстроилась не на шутку и поплакала около получаса. Потом устала реветь и заскучала.

В животе булькнуло. Надо поискать чего-нибудь съестного, решила я, пока не стемнело. В чемоданах, разбросанных на берегу, ничего толкового мною не было обнаружено, пришлось идти в джунгли за бананами. Бананы я нашла, но достать их не смогла. Опять поплакала, но до истерики дело не дошло, так как не хватало зрителей. Пошла, или, как писал классик, пошкандыбала обратно к берегу. Кушать хотелось все больше и больше, перевернув во второй раз чемоданы, я отыскала коробочку с леденцами от боли в горле. Живот перестал булькать, теперь он недовольно бурчал. Подумала немножко о том, не вредно ли мне будет сосать леденцы. Но голод — не тетка, вряд ли мне будет хуже, чем сейчас, решила я и положила первый леденец под язык.

В глазах немного прояснилось. Я увидела перед собой еще один остров. Не далеко, и не близко. Метров пятьсот примерно. Вряд ли я доплыву, в море могут быть акулы и осьминоги. На другом острове сидел мой муж и жарил картошку в сковороде с красной ручкой. Рядом стояла банка консервированных помидор и тарелочка с ветчиной. Как я его ненавижу, подумала я, и опять заплакала. Хочу домой к маме. Вот только попаду домой, подам на развод и уеду. Пошел он ко всем чертям. Под язык попал второй леденец, потом третий и четвертый.

Немного начала кружиться голова. Это от голода, решила я. Вот кто их, докторов, поймет. Кушайте, мол, побольше овощей, что же Вы, дамочка, в свинью превращаетесь. Как будто мне нравиться быть тучным облаком, но я кушать хочу, а не овощей, разве одними овощами можно голод утолить? Нет, нельзя, а они этого не понимают…

Странный эффект у этих леденцов, однако. Мое тело стало легким-легким, ноги больше не касались земли, и я медленно поплыла над океаном. Попутный ветер нес меня к жаренной картошке и маринованным помидорам.

А как же я… — сказал муж, и все испортил. Магическое действие леденцов закончилось, я упала в воду к акулам… и проснулась.

На часах было полпервого. Откинув в сторону мокрые простыни, я толкнула локтем со всей силы мужа в бок. Хватит дрыхнуть, папаша, отошли воды. Пора ехать в больницу рожать.

   

Ваш отзыв